Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Москва
Белгород
Тула
Тверь
Кострома
Калуга
Липецк
Курск
Орел
Иваново
Ярославль
Брянск
Смоленск
Тамбов
Владимир
Воронеж
Московская область
Рязань
Северо-Западный федеральный округ
Санкт-Петербург
Вологда
Псков
Мурманск
Сыктывкар
Калининград
Великий Новгород
Архангельск
Ленинградская область
Петрозаводск
Южный федеральный округ
Краснодар
Астрахань
Элиста
Майкоп
Ростов-на-Дону
Волгоград
Крым/Севастополь
Северо-Кавказский федеральный округ
Дагестан
Владикавказ
Нальчик
Черкесск
Ставрополь
Магас
Грозный
Приволжский федеральный округ
Пенза
Оренбург
Уфа
Ижевск
Чебоксары
Саранск
Йошкар-Ола
Киров
Пермь
Нижний Новгород
Самара
Саратов
Казань
Ульяновск
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Иркутск
Томск
Омск
Горно-Алтайск
Кемерово
Кызыл
Барнаул
Красноярск
Новосибирск
Абакан
Дальневосточный федеральный округ
Улан-Удэ
Чита
Магадан
Южно-Сахалинск
Якутск
Биробиджан
Петропавловск-Камчатский
Владивосток
Благовещенск
Хабаровск
Аналитика

Контакты дипломатов США с исламским духовенством на Урале: невинные беседы или нечто большее?

Контакты дипломатов США с исламским духовенством на Урале: невинные беседы или нечто большее?
Фото со страницы генконсульства США в Facebook, ekburg.tv
Работники американского генконсульства, возможно, прощупывают почву для организации протестной активности в Екатеринбурге

Консул США по вопросам культуры, образования и связям с общественностью Мэттью Томпсон не так давно посетил одну из мечетей Екатеринбурга. Официальная причина посещения – участие в ифтаре.

Для справки. Ифтар – трапеза разговения во время мусульманского поста Рамадан. Ифтар – одна из двух сунн, актов поклонения. Не простой ужин, не простое завершение ограничений приема пищи. Сунна, акт поклонения – это очень серьезно. Для исповедующих ислам – во всяком случае.

Собственно говоря, посещение религиозного заведения дипломатом, в чьи служебные обязанности входит общение со средствами массовой информации, деятелями науки и искусства, представителями так называемой творческой интеллигенции, какого-то особого ажиотажа вызывать не должно. Это часть работы данного дипломата – его, так сказать, вклад в то, чтобы правительство Соединенных Штатов в лице своего госдепартамента составило максимально полную картину о том, что делается в стране пребывания. Нормальное дело – если бы не одно «но».

Данное «но» заключается вот в чем. Перечитайте предыдущий абзац и задайте себе простой вопрос: а чем, собственно говоря, отличается служебная деятельность, условно говоря, «культурного консула» от не менее служебной разведывательной деятельности по сбору и анализу информации? Чем отличаются задушевные беседы культуратташе у камелька от не менее задушевных бесед, проводимых безымянным рыцарем плаща и кинжала в своих собственных целях, как правило провокационных?

Ответ на данный простой вопрос не менее прост. Все дело в грани, в некой пограничной черте. Говоря грубо, перед чертой – ты дипломат, консул по вопросам культуры, образования и связям со средствами массовой информации, занимающийся своей уважаемой и достойной работой. За чертой – ты тоже дипломат, но вопросы культуры, образования и прочее для тебя есть что-то второстепенное. Прикрытие. А вторая твоя специальность – не столько обозревать и исследовать обстановку в стране пребывания, сколько находить некие узлы, точки и соответствующие персоны, способные хоть как-то повлиять на стабильность в стране пребывания. Определить, перед чертой некто или ее уже переступил, не так уж и сложно. Достаточно внимательного изучения того, с кем контактирует данный некто. Все по русской поговорке: с кем поведешься – далее по тексту.

Итак, вернемся к визиту г-на Мэттью Томпсона, консула по вопросам культуры, образования и контактам со СМИ, в одну из мечетей Екатеринбурга для участия в ифтаре. Неудивительно, что американский дипломат общается с уральскими мусульманами. Удивительно, кто данный визит организовал.

Муфтий Абдуль-Куддусс Ашарин – постоянный посетитель, вернее обитатель генконсульства США в Екатеринбурге. Он же – участник так называемой обменной программы государственного департамента Соединенных Штатов «Мусульманские лидеры против экстремизма» в 2018 году.

Казалось бы, чего тут такого. Да ничего – если не вспоминать то, что именно в это время любые вопросы, так или иначе связанные с исламом, американским истэблишментом использовались против России. Вспомните, что творилось вокруг и около Сирии, откуда и как возник ИГИЛ, кто его поддерживал всеми средствами, в том числе и дипломатическими. И задайте сами себе вопрос: муфтий, который, говоря грубо, не вылезает из генерального консульства США, участвовавший в очень горячее время в программе госдепартамента – не является ли он той самой меткой, тем самым знаком, который позволяет довольно четко определить, по какую сторону черты находится консул по вопросам культуры, образования и контактам со средствами массовой информации г-н Мэттью Томпсон?

Здесь возможно одно небольшое стилистическое и смысловое отступление. Прочитав то, что написано выше, персона скептического настроя скажет буквально следующее: что все это за бред? Откуда в двадцать первом веке вся эта кагэбэшная отрыжка? Чего вы нам лепите какие-то залихватские детективы в то время, когда все прогрессивные люди собрались вместе для отпора любому терроризму – хоть физическому, хоть духовному?

Дискутировать со скептиками такого рода скучно, неинтересно и непродуктивно. Гораздо проще воспользоваться цитацией из произведения блистательных братьев Стругацких – писателей, кстати, весьма почитаемых и скептиками, и той самой «творческой интеллигенцией». Итак, повесть «Волны гасят ветер». Для справки: КОМКОН-2 – это нечто вроде галактической контрразведки. Дело происходит во времена победившего коммунизма.

«Мы – работники КОМКОНа-2. Нам разрешается слыть невеждами, мистиками, суеверными дураками. Нам одно не разрешается: недооценить опасность. И если в нашем доме вдруг завоняло серой, мы просто обязаны предположить, что где-то рядом объявился черт с рогами, и принять соответствующие меры вплоть до организации производства святой воды в промышленных масштабах». Конец цитации.

А теперь давайте попробуем оценить – что же это за запах серы, который никак нельзя игнорировать. Хорошо известно, что американскими «компетентными органами» в настоящее время ведется более чем активная работа, направленная на изучение обстановки в среде религиозных деятелей России. Но если глянуть чуть глубже, то немедленно появляется следующее звено данной заинтересованности.

Просто изучать ради чисто академического интереса – это не про «компетентные органы». Необходимо отдавать себе полную ответственность по поводу того, что чистая заинтересованность представляет из себя не более чем предварительный этап в создании системы таких действий, которые в самом, что называется, пиковом варианте должны привести к появлению в нашей стране очагов нестабильности. Любой нестабильности – экономической, социальной, общественно-политической. В данном случае – религиозной. Иначе в данной сфере нечего и огород городить. И в этом смысле визит консула по вопросам культуры, образования и контактам со средствами массовой информации г-на Мэттью Томпсона в мечеть именно в Екатеринбурге и именно сейчас предстает в совершенно определенном свете.

Смотрите сами. Напряженные отношения около и внутри мусульманской общины Екатеринбурга, связанные с определением места для строительства соборной мечети. Напряженная обстановка вокруг строительства храма Святой Екатерины, вылившаяся в открытое противостояние между активистами так называемого толерантного свойства и силовыми структурами. С точки зрения любого более или менее квалифицированного специалиста по созданию очага нестабильности – самое время для активности. И активность эта начинается с того самого изучения, изучения тщательного, за которым должны начаться конкретные действия. Благо, общая обстановка «активистами» уже подогрета – треть дела, считайте, сделана.

В чем смысл этого самого подогрева? В первую очередь – пропагандистский, более или менее закамуфлированный под что-нибудь нейтральное, общественно значимое. Вот вам пример пропаганды такого рода от зампредседателя Духовного управления мусульман Свердловской области Наиля Шаймарданова, оценившего в свое время ситуацию со сквером и храмом Святой Екатерины:

«Администрация губернатора, городские власти пропустили конфликт. Мы увидели, что у протеста нет вертикали, как у власти, где есть жесткая структура, подчинение. Тут все по горизонтали: девушку сняли с дерева, она позвонила друзьям, горизонталь сработала. Горизонтальные технологии – это когда общество само начинает организовываться. А тут – вертикаль столкнулась с горизонталью. Горизонталь сильнее всегда. Если образно: поставьте столб на землю – что на чем держится? Столб – вертикаль, всегда опирается на горизонталь. А никак не наоборот. Нужно было работать с людьми по новым технологиям».

Собственно говоря, смысл данного сугубо пропагандистского спича вполне себе понятен. Столб, вертикаль, государство (в данном конкретном случае это синонимы) не может не рухнуть. Общество, горизонталь (в данном конкретном случае это тоже синонимы) образуется само собою и стряхнет с себя государственную вертикаль по любому. Все очень мило – если бы не одно слово, проясняющее всю эту беду куда как отчетливо.

Новые технологии работы с людьми – это что такое? И откуда возьмется все это добро в наших уральских палестинах? И кто будет обучать наших аборигенов этим самым новым технологиям? Не те ли персоны, с которыми интенсивно общается консул по вопросам культуры, образования и контактам со СМИ г-н Мэттью Томпсон?

Еще раз подчеркнем – стараниями вполне себе определенных кругов ситуация вокруг строительства что храма Святой Екатерины, что соборной мечети если уж не вовсе горячая, то очень и очень теплая. Каким образом должен был бы вести себя нормальный карьерный дипломат в данном случае?

Чисто теоретически – слегка понизить свою активность. Подождать, пока дым над водой уляжется – и только тогда пускаться во все тяжкие на предмет поиска необходимой информации. Резон этого простой.

Нормальный дипломат должен всеми силами стремиться к тому, чтобы его деятельность никак не повлияла на обстановку в стране пребывания. Таковы нормы дипломатической этики и соответствующих традиций. Говоря проще, дипломат – это идеальный измерительный прибор, который своим присутствием никак не влияет на параметры измеряемой цепи. Если это не так – то мы имеем полное право говорить не о дипломатии, а о дипломатическом прикрытии.

Так вот, консул по вопросам культуры, образования и контактам со средствами массовой информации г-н Мэттью Томпсон ведет себя не как идеальный измерительный прибор. Интенсивные контакты с персонами определенного свойства, довольно напряженная обстановка в религиозной среде Екатеринбурга, подготовленность «толерантных активистов» к деятельности понятного всем сорта – данная совокупность позволяет сделать по этому поводу довольно определенные выводы.

В первую очередь о том, что сейчас имеются очень неплохие возможности для того, чтобы при минимальных усилиях спровоцировать «активистов» на конкретные действия, с одной стороны, и скомпрометировать городские и региональный власти при соответствующей их реакцией – с другой. Это одно.

Другое – именно в условиях частичной нестабильности легко и просто провоцировать несколько возбужденных людей на получение от них так называемых кулуарных сведений. Говоря проще: взбудоражь человека – и он тебе расскажет даже то, что и сам не знает. Фильтрация подобного потока информации – штука трудоемкая, но каждой кулуарной навозной куче всегда присутствует информационное жемчужное зерно.

Запахло серой? Нет? А если одним взглядом окинуть активность американских дипломатов и разговоры о том, что до Ермака Урал – это исключительно татары и башкиры, то ли образовывавшие, то ли боровшиеся за Великий Туран – тогда как? Есть ли необходимость производства святой воды в промышленных масштабах? Вопрос, разумеется, сугубо риторический.

Подборка интригующих новостей, подписывайтесь в Яндекс Дзен
Яндекс.Метрика